Активность митингов против строительства выросла

Компании боятся имиджевых потерь и снижения продаж, потому часто платят вымогателям.”К сожалению, такие провокации вынуждают застройщиков оправдываться даже в тех случаях, когда стройка абсолютно законна”, – сообщил UBR начальник отдела продаж мини-города Svitlo Park Александр Панфилов.Любая смена власти в стране сопровождается всплесками атак на застройщиков: так было в 2005 г., 2014-2015 гг., то же самое наблюдается в Киеве после президентских выборов, говорят застройщики.”Активность таких организаций за последний год выросла на треть. Сейчас практически каждый застройщик сталкивается с этим явлением. При этом есть настоящие активисты, к которым заходят псевдоактивисты и пытаются возглавить, так скажем, протест. В Киеве очень часто случается так, что псевдоактивисты вступают в прямой конфликт с настоящими активистами, ведь цели у них совершенно разные”, – рассказал руководитель проекта Rusaniv Residence Александр Изаров.По разным оценкам, в Киеве насчитывается более 20 организованных общественных групп и даже политических организаций (преимущественно правого толка), которые “специализируются” на стройках. Застройщики о таком виде “рейдерства” говорят неохотно, так как решают эти проблемы неофициально.”Обычно из застройщиков эту тему никто не комментирует. Все в итоге пытаются решить вопрос деньгами и втихую. На сегодняшний день сумма отступных колеблется от $250 тыс. до $1 млн. Можно назвать это разновидностью рэкета или рейдерства, ведь действия таких групп направлены, прежде всего, не на решение проблемы, а на личное обогащение”, – отметила сооснователь и управляющий партнер “Украинского клуба недвижимости” (URE Club) Ольга Соловей.По информации ProfiDOM.com.ua, в 90% случаев общественные протесты продолжаются более 3-4 месяцев. Аргументы против строительства псевдоактивисты выбирают самые разные: от срежиссированных общественных протестов против строительства жилого комплекса, чтобы покупатели жилья не “заразились” от находящегося в другом конце улицы тубдиспансера, до протестов против строительства в бывшей промзоне, которая по документам уже давно отведена под жилищное строительство, под предлогом, что это была “зеленая” зона. Это реальные случаи в Киеве.Механизм работы вымогателей достаточно прост. Сначала отрабатывается информации из открытых источников о территориях, где планируется строительство. Чаще всего от момента оглашения такой информации до захода на площадку проходит минимум 2-3 месяца, поэтому у них есть шанс основательно подготовить свою легенду, которая бы взбудоражила местных жителей.Очень часто, анализируя сам участок, такие организации готовят ряд шаблонных требований или претензий. Например, “строят в зеленой зоне”, “из-за строительства наступит транспортный коллапс”, “уничтожают зеленые насаждения”, “от стройки могут разрушиться дома поблизости”, “вместо строительств дома нам нужна школа и детские сады”.Далее такие организации создают шумиху: используя плакатный стиль агитации, идут в народ, создают сообщества в соцсетях, пытаясь спровоцировать как можно большее число граждан.Следом по плану – провоцирование застройщика на какие-либо силовые действия. Например, в Киеве почти в каждом случае, где активисты пытались незаконно снести забор, возникали стычки, драки с охранниками. Зачастую это не бабушки и дедушки, а подготовленные молодые люди, нанятые специально для активных действий.После активных стычек они, по сути, вынуждают застройщиков идти к ним с “предложением”.Конечно, у застройщика есть риск, что продажи из-за таких продолжительных митингов могут снизиться. По словам строителей, часто потенциальные покупатели занимают выжидательную позицию, ожидая, как разрешится ситуация.”При активной фазе противостояния застройщик рискует, что уровень продаж может сократиться в 2-3 раза. Но, что самое важное, даже в конфликтных ситуациях продажи никогда не скатываются к нулю”, – говорит Александр Изаров.Те, кто, в конце концов, платит вымогателям, вынуждены больше вкладывать в строительные проекты. И дополнительные расходы ложатся на плечи покупателей.”На сегодняшний день такие “непрямые” затраты могут составлять $30-50/кв. м. Если допустить фантастическую ситуацию, что с коррупцией в строительстве будет покончено, а, следовательно, и с общественными “рейдерами”, цена 1 кв. м жилья могла бы быть на 1-1,5 тыс. грн. ниже, чем сейчас”, – говорит Соловей.По словам самих застройщиков, вопрос деятельности псевдоактивистов напрямую связан с коррупцией в строительной отрасли. На киевском рынке до 30% строящихся объектов вызывают вполне очевидные вопросы по поводу их законности. При этом строительство около 6-8% всех начатых проектов уже сейчас заморожено.”Такая ситуация заставляет неравнодушных граждан более тщательно относиться к любому заявленному строительству. Но вместе с тем, наряду с общественниками появляются и организации, целью которых является банальный заработок, а не остановка незаконной стройки”, – заметил Панфилов.Но факт формирования прослойки действительно неравнодушных граждан – это вполне реальный шанс борьбы с незаконными объектами, говорят эксперты.”Искренне жаль, когда конфликт затухает по причине отсутствия у активных граждан действенных методов борьбы кроме публикаций в Facebook и отдельных СМИ. Подобные ситуации должны привести к созданию городом платформы и механизмов общественных слушаний, которые на сегодня не работают должным образом”, – резюмировала Соловей.