Храм Аполлона в Ко­ринфе

Это дорический пе­риптер с числом колонн 6х15 и размером по стилобату 21,36 х 53,3 м. Внутренние по­мещения храма состояли из двухколонного пронаоса в антах, наоса, разделенного дву­мя рядами колонн, и небольшого, также разделенного колоннами помещения, от­крывающегося на запад и сообщающегося с опистодомом. В этом помещении имеют­ся следы базы, по-видимому, культовой ста­туи; можно считать, что необычный план был связан с особенностями культовых функций храма.
Портики храма уже не имеют той преувеличенной по сравнению с площадью целлы ширины, которая характерна для построек ранней архаики. Ширина боковых портиков лишь немного превышает ширину крайнего пролета между колоннами, а в переднем и заднем портиках составляет около полутора пролетов. В этом отноше­нии план уже приближается к планам классической эпохи, но пропорции его еще сильно вытянуты.
Монолитные колонны храма приземисты: отношение их высоты к нижнему дна метру равно 4,2:4,4. Они сильно сужаются кверху, но не имеют энтазиса и обрабо­таны двадцатью каннелюрами. Капитель довольно высокая (около 0,9 м).Эхин и абака имеют большой вынос. Каннелюры заканчиваются горизонтальной плоскостью под нижним ремешком эхина. Очень корот­кая шейка имеет три вреза гилотрахелиона. Упругий эхин оживлен гремя ремешками.
В таком решении капители можно видеть преодоление микенской традиции. Эта новая форма получила распространение и по­следующих сооружениях дорического ордера.
Колонны на торцовых фасадах (ниж­ний диаметр 1,72 м) толще, чем на продольных (D= 1,63 м),а пролеты шире (4,02и 3,75 мв осях). Угловые пролеты сужены на торцовых фасадах до 3,77 м,  на продольных  – 3,48 м.Это сужение, нацеленное на решение проблемы углового триглифа, недостаточно значительно, и  для более или менее незаметного для зрители выравнивания  частей фриза крайние к углу метопы  были уширены примерно на 5 см.
Весьма существенна новая особен­ность – на западной стороне середина стилобата была поднята на 2 см выше его углов. Это нельзя объяснить неравномерно­стью осадки фундаментов, так как храм по­коится на скале. Эта особенность, называе­мая курватурой, – одно из тех изысканных изменений архитектурных форм, которые указывают на сознательное стремление греческих зодчих уйти от сухой геометриче­ской прямолинейности и добиться макси­мальной пластической выразительности и цельности архитектурного организма.
Не­правильности этого рода были подхвачены и дополнены н процессе дальнейшего разви­тии дорики, составив ее характерную осо­бенность. В афинском Парфеноне, где эти отклонения были применены гораздо позже с удивительной последовательностью и непревзойденным совершенством, повторяется также одна особенность плана храма в Коринфе: помещение, в котором хранилась казна Афинского морского союза, близко напоминает западную целлу Коринфскою храма.
Построенный около 540 г. до н. э. храм Аполлона в Коринфе характеризует тот период в развитии дорического ордера, ко­гда чрезмерно легкие пропорции первых каменных сооружении сменились особенно мощными и хотя пластическими, но еще грузными формами.
Семь монолитных колони храма (высота их 7,24 м),перекрытых мощным архитра­вом, составленным из двух поставленных рядом блоков, еще возвышаются среди пу­стынных отрогов Акрокоринфа. Их потем­невший от времени коричневый известняк кажется красноватым на фоне темного моря и скал Акрокоринфа и создает простую и суровую гармонию. Но внешний облик хра­ма был несколько иным в ту пору, когда его окружали здания богатого и многолюд­ного города. Прекрасная тонкая штукатур­ка, следы которой еще сохранились, и рас­краска покрывали храм, смягчая нынешний его несколько суровый вид и добавляя к впечатлению мощи и героической масштабности  черты исчезнувшего с веками велико­лепия.
(Продолжение следует)
Материал воспроизводится с небольшими сокращениями по источнику:
Всеобщая история архитектуры. Том 2. Издательство литературы по строительству. Москва. 1973
Google