Храм Аполлона в Сиракузах

При рас­чистке храма от обстроек и раскопках был обнаружен в сохранности почти весь стилобат, основания колонн южного и восточного портиков, значительная часть южной стены целлы, многочисленные фраг­менты, которые позволили восстановить две колонны с перекрывающим их блоком ар­хитрава. Храм был сильно вытянут в длину и имел 6 х 17 колонн. Целла со­стояла из пронаоса, наоса (последние ре­конструкции предполагают в нем наличие двух рядов внутренних колонн) и адитона. Здесь впервые встречается характернейшая черта сицилийского храмового зодчества – второй ряд колонн, поставленный позади колоннады главного фасада и придающий особую пространственность восточному портику.
Портики по бокам целлы также были довольно широки, однако скрывающееся за наружной колоннадой пространство вряд ли могло просматриваться извне. Колонны храма имели самые приземистые пропор­ции из всех известных в эллинском зодчестве. При высоте колонны 7,98 м и нижнем диаметре всреднем около 2,4 м отношение высоты к диаметру составлял менее 4. Колонны были расставлены так тесно, что интерколумнииво всех пролетах,кроме расширенного среднего на восточном фасаде, не достигали даже размера диа­метра колонны.
Интерколумний боковых сторон составлял всего 0,7 или 0,8 нижнего диаметра. Мощные монолитные стволы ко­лонн с сильным утонением кверху (0,103 м на 1 пог. м) имели по 16 широких канне­люр, в каждой из которых мог уместиться человек. Шейка капители, как и у капители храма Афины Пронайи в Дельфах, имела вид украшенной листьями скоции. Плоский эхин с огромным выносом был подчеркнут пятью ремешками.
Если каменные колонны храма Афины Пронайи по своим пропорциям напоминали деревянные опоры, то в Сиракузском хра­ме зодчий явно впал в другую крайность, придав колоннам преувеличенно грузные пропорции. То же заметно и в размерах ар­хитрава: его высота составляла более од­ной четверти высоты колонны, а между тем свободного пролета, который требовал пе­рекрытия, можно сказать, не оставалось, так как абаки соседних канителей почти соприкасались.
Врезы, обнаруженные на внутренней стороне архитрава, свидетельст­вуют обинтересной особенности: портики были перекрыты деревянными балками в уровне архитрава. В то же время ордер был выполнен как целостная, уже сложив­шаяся система архитектурных форм, по­скольку храм имел полный антаблемент с триглифно-метопнымфризом и карнизом, одетым в терракотовую одежду.
Пропорции ордера были необычайно тяжелы: антабле­мент составлял но высоте ⅓ всего ордера.Триглифы и метопы были вытянуты по вер­тикали, а расположение триглифов было еще случайным.На торцовых фасадах угловой триглиф был сдвинут на угол фриза, чуть смещаясь с оси угловой колонны, верхний диаметр которой почт равнялся толщине архитравного блока. Прочие триглифы были расставлены более или менее равно­мерно, однако они не совпадали с осями колонн и серединами пролетов. На боковом фасаде несоответствие было еще более ра­зительно:на три пролета приходилось по пять триглифов, Из-за того, что метопы почти равнялись триглифам по ширине, рас­положенные под карнизной плитой мутулы имели разную ширину: над метопами они были уже, чем над триглифами.
Руины храма Аполлона в Сиракузах свидетельствуют о том, что, хотя, в начале VI в. до н. э. формы ордера, по-видимому, уже достаточно уверенно сложились на Пелоннесе, на западе поиски «порядка» и определенной последовательности в формообразовании были в это время еще в пол­ном разгаре.
(Продолжение следует)
Материал воспроизводится с небольшими сокращениями по источнику:
Всеобщая история архитектуры. Том 2. Издательство литературы по строительству. Москва. 1973