Большой Кремлевский Дворец. Часть 2. Георгиевский зал.

Георгиевская зала самая большая из всех зал дворца. Весь белый с золотом «чертог Георгия Победоносца», по выражению Митрополита Филарета, «предназначен быть храмом славы победоносного русского воинства».

Убранство залы соответствует такому назначению. По обеим продольным сторонам идет колоннада из 18 витых цинковых колон, стоящих перед откосами, на которых покоится ее громадный свод. Над капителями колонн водружены статуи побед со щитами, на которых означены гербы царств и областей, вошедших в состав Российской Империи, и года покорения их русским оружием, в следующем порядке, начиная справа от входа из Аван-залы:

1472 г. – Завоевания Перми;

1489-99 г. – Вятки, Игории, Обдории и Кондии;

1553 г. – Царства Казанского;

1557 г. – Золотой Орды;

1582 г. – Сибири;

1639-43 г. – Камчатки;

1654 г. – Присоединение Малороссии;

1702 г. – берегов Невы;

1721 г. – Ингерманландии, Карелии и пр.

1722-23г. – Дербента, Баку и пр.;

1791 г. – Ясский мир, приобр. мал. Татарии;

1783 г. – покорение Тавриды;

1794 г. – Царства Польского;

1801 г. – Присоединение Грузии;

1809 г. – Финляндии и Аландских островов.

1812 г. – части Персии;

1812 г. – Бессарабии;

1828 г. – Армении.

Названия победоносных полков и имена Георгиевских кавалеров высечены на мраморных досках, покрывающих стены и откосы Георгиевской залы; имена эти записаны также в книгах, для хранения коих стоят у окон, со стороны Москвы-реки, два бронзовых чеканных ковчега.

Над названиями полков начертаны вензелевые изображения имен Государей, в царствование которых эти полки основаны.

Своды и стены залы украшены знаками ордена св. Георгия, а в полукружиях поперечных стен помещены горельефные изваяния св. Георгия на коне с извивающимся под его копьем драконом.

Великолепный паркет, подобный исполинскому ковру, составлен из более, чем 20 сортов цветного драгоценного дерева.

Зала освещается двойным рядом окон, а вечером электрическими лампами в 6-ти бронзовых люстрах, 40 бра и по карнизу в числе свыше трех тысяч.

У среднего окна со стороны Москвы-реки в витрине находится серебряная группа с фигурами Ермака и графа Платова, поднесенная Донскими казаками своему Августйшему Атаману Наследнику Цесаревичу Александру Александровичу по случаю трехсотлетия существования Донского войска, в 1870 году.

У южных окон на каминах из белого каррарскаго мрамора, с высеченными на них военными арматурами – бронзовые золоченые часы, украшенные также арматурами, с фигурами, на одних – св. Георгия, на других – Минина и князя Пожарского.

Мебель, состоящая из скамей и табурет с витыми золочеными ножками, обита шелковой материей цветов Георгиевской ленты. Двери, соединяющие Георгиевскую залу с переходом во Владимирскую, –  стеклянные; матовый рисунок на них изображает Орденские знаки. С восточной стороны Георгиевской залы существует крытый переход на хоры Благовещенского собора.

При Высочайших выходах в Георгиевской зале собираются гражданские чины, представители Московского дворянства и города Москвы.

В XVII веке на месте Георгиевской залы, в северной ее части, находилась Шатерная палата, служившая кладовой для царских шатров, походных нарядов, выходных Государевых мест (вроде балдахинов), ставок и пр.

Рядом с ней до 1753 года находилась знаменитая Средняя Золотая палата с сенями. Палата эта еще при Вел. Кн. Василии Иоанновиче, тотчас после постройки, была расписана золотом и иконописью (1514 г.).

При Иоанне Грозном в 1547 году она и ее сени были украшены новым стенным бытейским письмом под наблюдением знаменитого Благовещенского попа Сильвестра, духовника Царева. В сенях в притчах изображены были идеалы Иоанна IV, а в Золотой палате изложена духовная сущность мира: по определению митрополита Макария «Спасово человеколюбие, еже о нас, ради покаяния». Эта замечательная символическая стенопись несколько раз подновлялась и сохранялась до конца ХVIIвека. Опись ее, сделанная в 1672 году знаменитым иконописцем Симоном Ушаковым, доныне хранится в Императорской Публичной Библиотеке в Петрограде.

О великолепном убранстве Золотой палаты имеется свидетельство Элассонского архиепископа Арсения, приезжавшего в Москву при Царе Феодоре Иоанновиче: «В приемной зале, говорит он между прочим, над престолом Царским стоял образ Богоматери, мозаически составленный из яхонтов, алмазов, сапфиров, топазов и других драгоценных камней и жемчугу. Близь престола стоял массивный золотой шар, изображавший всю землю»

На месте южной части Георгиевской залы, против западных дверей Благовещенского собора стояла Сборная или Панихидная палата, называвшаяся в конце ХVIIвека столовою; после панихид царский в них бывал корм: «ел в палатах Патриарх и все власти»

(Продолжение следует)

Материал воспроизводится с незначительными сокращениями.

Источник: Альбом “Большой Кремлевский дворец. Дворцовые церкви и Придворные соборы”, Москва, 1916 г.